Каталог статей
Поиск по базе статей  
Статья на тему Бизнес и финансы » Юриспруденция и Право » Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве

 

Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве

 

 

Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве

Мировое соглашение — процедура банкротства, применяемая на любой стадии рассмотрения дела в целях прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.).
По данным Организационно-контрольного управления Высшего Арбитражного Суда РФ, в 2003 г. было завершено производство по 56 440 делам о банкротстве, в том числе по 170 делам — в связи с заключением мирового соглашения. Цифра, согласитесь, невелика.

загрузка...

 

 

Представители ныне упраздненной ФСФО России считают, что показатели могли быть как минимум в два раза выше, если бы Налоговый кодекс РФ позволял уполномоченным госорганам давать несостоятельному должнику рассрочку в части уплаты обязательных платежей на срок до одного года (сейчас — 6 месяцев).
Упомянутая причина незначительного количества мировых соглашений при банкротстве — не единственная. В своем стремлении «окончить дело миром» и должник, и кредиторы, и суд наталкиваются на множество трудностей как материально-правового, так и процессуального характера. Назвать проблему, уяснить ее происхождение и сущность, сформулировать предложения по устранению — значит наполовину ее решить. Об этом рассуждают сегодня участники нашей очередной дискуссии.

Журнал "Арбитражная практика"
№ 04 (37) 2004 апрель

А. В. ЕГОРОВ,
советник Управления анализа и обобщения судебной практики Высшего Арбитражного Суда РФ, кандидат юридических наук:


— Важной новеллой Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» стало участие в мировом соглашении по делу о банкротстве уполномоченных органов и распространение условий данного соглашения на обязательные платежи. В этой связи названная процедура показательна с точки зрения защиты интересов государства.

Сущность любого мирового соглашения в деле о банкротстве — уступки, на которые идут кредиторы ради восстановления платежеспособности должника. Причем это лишь промежуточный этап, приводящий к достижению главной цели любого кредитора — наиболее полному удовлетворению его требований. К моменту голосования по вопросу о заключении мирового соглашения кредиторы должны оценить реальный размер выплат, которые они получат в случае распродажи имущества несостоятельного должника с торгов в ходе конкурсного производства, и сопоставить его с размером тех уступок, на которые им предлагается пойти по условиям мирового соглашения.

Например, активов должника достаточно для того, чтобы заплатить по 10 копеек на рубль кредиторской задолженности (т. е. потеря каждого кредитора третьей очереди составляет 90 копеек на рубль). По условиям же мирового соглашения должник получает скидку в размере 20 копеек на рубль и отсрочку на три года без уплаты процентов (которая, предположим, с учетом ставки рефинансирования будет равноценна с экономической точки зрения скидке в 30 копеек на рубль). Таким образом, кредиторам предстоит выбрать между «синицей в руках» (10 копеек на рубль, но почти гарантированно) и «журавлем в небе» (50 копеек на рубль, но по прошествии трех лет и с меньшей степенью вероятности).

Как показывает практика, выбор в пользу уступок должнику в расчете на его дальнейшее функционирование делается весьма часто. Экономическое обоснование этому следующее: стоимость активов, как правило, выше в составе действующего предприятия, могущего стать жизнеспособным, чем при его закрытии и ликвидационной продаже. Об этом свидетельствует история банкротств в США и других зарубежных странах.

Чтобы кредиторы сделали выбор в пользу мирового соглашения, оно должно представляться им реальным, а не мифическим (например, если нет ни малейшей уверенности в том, что должник сможет в будущем производить конкурентоспособную продукцию, получать прибыль и быть в состоянии рассчитываться по своим долгам).

Это экономика глазами юриста и в самом упрощенном виде. Конечно, к заключению мирового соглашения кредитора могут склонять самые разные дополнительные соображения. Так, занятый сборочным производством кредитор своего смежника-поставщика с большей вероятностью проголосует за мировое соглашение и с большей легкостью пойдет на уступки, поскольку он заинтересован в сохранении поставщика. В противном случае ему придется остановить собственное производство.

В настоящее время наметилась, на наш взгляд, довольно опасная тенденция. Когда речь заходит об обязательных платежах и, следовательно, о возможности их уменьшения по мировому соглашению, сразу вспоминается принцип налогового права о всеобщности и равенстве налогообложения (ст. 3 НК РФ). Он понимается как недопущение индивидуального снижения налога в отношении конкретного налогоплательщика. Проявлением названного принципа является, например, положение абз. 2 п. 1 ст. 56 НК РФ: нормы законодательства о налогах и сборах, определяющие основания, порядок и условия применения льгот по налогам и сборам, не могут носить индивидуального характера.

Какой вывод из этого принципа делается применительно к мировому соглашению? Однозначный: предоставлять скидку по обязательным платежам нельзя ни при каких обстоятельствах. Считалось, что органы ФСФО России, будучи «уполномоченными органами» в делах о банкротстве, не должны «торговать» публичной задолженностью (одним прощать, другим — нет). Очевидно, здесь имеется в виду пресловутая российская коррупция. Однако борьба с ней не при помощи уголовной юстиции, а путем установления ограничений для хозяйствующих субъектов чревата непредсказуемыми последствиями для имущественного оборота.

С учетом изложенных выше суждений при определенных обстоятельствах государству экономически выгоднее заключить мировое соглашение. Более того, государство в силу своих публичных функций вынуждено заботиться не только о собственных экономических интересах, но и об отсутствии социальной напряженности, снижении безработицы и прочих общественных интересах. Это лишний раз свидетельствует в пользу заключения мировых соглашений по делам о банкротстве.

Раз так, то правомерен вопрос — стоит ли безусловно придерживаться упомянутого принципа налогового права? Представляется, что нет. Данный принцип мог бы сохранять свою силу, если бы мировое соглашение являлось односторонней уступкой должнику, благодеянием со стороны конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. На самом деле они в первую очередь преследуют собственные интересы и не заключают мировое соглашение в ущерб себе (вопреки тому, что кажется на первый взгляд). Сравнивать надо не то, сколько они получают по мировому (в нашем примере — 50 копеек на рубль) и сколько им должны (рубль на рубль), а суммы, какие они получают (50 копеек на рубль) и какие реально могут получить без мирового соглашения (10 копеек на рубль).

Чтобы в современных условиях заключались полноценные мировые соглашения по делам о банкротстве, законодателю надлежало бы установить недвусмысленное исключение из принципов налогового законодательства. Однако вместо этого в абз. 4 п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г. говорится, что условия мирового соглашения, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, взимаемым в соответствии с законодательством о налогах и сборах, не должны противоречить требованиям данного законодательства.

Таким образом, законодатель, закрепив отсылочную норму, перенес решение проблемы на более позднее время (прошло больше года после вступления Закона о банкротстве в силу, но в НК РФ не внесено никаких изменений), точнее, переложил бремя принятия решения на суды, вынужденные рассматривать конкретные дела в условиях нечеткого правового регулирования. Это вызывает справедливое возмущение судей, поскольку теперь в глазах общества именно им придется отвечать за любые ошибки, допущенные органами исполнительной власти. Суд утвердит отсрочку или скидку по налогам, скажут: суды погрязли в коррупции. Суд откажет в отсрочке — мировое не состоится, предприятие будет распродано по частям, сотни или тысячи работников окажутся на улице, скажут: суд погубил предприятие.

Задумаемся, подлинная ли это защита интересов государства, если уполномоченный орган не может проголосовать за мировое соглашение в обозначенных выше условиях и государство получит всего 10 копеек на рубль? Если так трактовать идею законодателя, отказавшегося установить ясное регулирование, то совершенно непонятно, зачем в принципе разрешено участие уполномоченных органов в мировом соглашении? Ведь от того, что уполномоченным органам будет запрещено прощать долги по обязательным платежам, государство не получит этих платежей в большем размере. Наоборот, случаи прощения долгов предприятию, способному их погасить, представляли бы собой злоупотребление должностными полномочиями.
Иногда встречается такая точка зрения: если нельзя снижать размер обязательных платежей по мировому соглашению, значит, он должен остаться без изменения, налоги и сборы подлежат уплате сразу же по прекращении дела о банкротстве (одновременно с утверждением арбитражным судом мирового соглашения). Возможно, это так, но хотелось бы предостеречь от безоговорочного следования предложенному варианту.

Во-первых, если государство не делает уступок должнику, их должны сделать остальные конкурсные кредиторы, иначе в мировом соглашении нет смысла. Степень уступок будет возрастать пропорционально доле обязательных платежей среди прочей задолженности несостоятельного юрлица.

Во-вторых, согласно абз. 1 п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г. условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших против заключения мирового соглашения или не принимавших участия в голосовании, не могут быть хуже, чем для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, голосовавших за его заключение. То есть если мировым соглашением предусмотрены скидки с долгов перед кредиторами по гражданско-правовым обязательствам, а на обязательные платежи скидки не распространяются, решение о заключении мирового соглашения должно приниматься единогласно! В противном случае (если кто-либо голосует против) арбитражный суд не вправе утвердить мировое соглашение, поскольку оно нарушает требования Закона о банкротстве.

Очевидно, что при сколько-нибудь значительном числе кредиторов всегда найдутся один-два, не желающие голосовать за мировое соглашение. Значит, мировых соглашений с участием уполномоченных органов практически не будет либо определения арбитражного суда об их утверждении будут отменяться вышестоящими судами. Это станет закономерным итогом непродуманного законодательного регулирования. Представляется, при таких условиях лучше вообще исключить из Закона о банкротстве процедуру мирового соглашения, чем сохранить ее в качестве потенциальной мины замедленного действия.


В. А. ХИМИЧЕВ,
председатель судебного состава Арбитражного суда Орловской области:


— Изменение правового статуса уполномоченных органов (уравнивание в правах с конкурсными кредиторами) позволило законодателю рассматривать их участниками мирового соглашения.

Мировое соглашение должно содержать положения об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов. При этом его условия, касающиеся погашения задолженности по обязательным платежам, не должны противоречить требованиям законодательства о налогах и сборах (п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г.).

Общие условия изменения срока уплаты налога и сбора, а также пеней, осуществляемого в форме отсрочки, рассрочки, налогового кредита и инвестиционного налогового кредита, предусмотрены ст. 61 НК РФ. Порядок и условия применения в налоговых отношениях указанных форм изменения срока уплаты налога предусмотрены ст. 64—67 НК РФ. В силу обязательности таковых участники мирового соглашения не вправе от них отступить.
В этой связи необходимо отметить, что достичь мирового соглашения в делах с участием уполномоченных органов, учитывая, например, что отсрочка или рассрочка платежей не может превышать шести месяцев, будет непростой задачей, поскольку важно, чтобы условия такого соглашения отвечали интересам должника и всех его кредиторов и были практически выполнимы. Это в значительной степени затрудняет реализацию принципа диспозитивности при заключении мирового соглашения.

Стремление законодателя обеспечить публичные интересы при заключении мирового соглашения практически на «нет» сводит возможность его заключения. Думается, что включение нормы о соответствии условий мирового соглашения, касающихся погашения задолженности по обязательным платежам, требованиям законодательства о налогах и сборах, значительно умаляет практическую ценность института мирового соглашения в делах о банкротстве.

Как представляется, проблема соотношения частных и публичных интересов при заключении мирового соглашения должна разрешаться на основе подхода, предложенного законодателем при регулировании статуса уполномоченного органа. Он состоит в том, что в целях защиты прав государства как кредитора по обязательным платежам и предоставления ему равных прав с конкурсными кредиторами уполномоченному федеральному органу пре-доставлено право голоса на собрании кредиторов с одновременным переводом требований по обязательным платежам в одну очередь с конкурсными кредиторами.

Если последовательно придерживаться этой позиции, государство не должно иметь каких-либо преимуществ и в вопросе заключения мирового соглашения. Нормы налогового законодательства не должны служить препятствием для выработки условий мирового соглашения с участием уполномоченного органа.

Мы видим, что специальные нормы законодательства о банкротстве в известной мере вторгаются не только в сферу гражданско-правовых отношений, они затрагивают и публичные отношения. Сейчас, наверное, мало кто считает недопустимым вмешательством в публичную сферу распространение на отношения по уплате налогов и сборов режима моратория и других институтов банкротства, которые существенно ограничивают налоговые органы в реализации своих полномочий.

Думается, что при существующем уровне правового регулирования статуса уполномоченных органов условия мирового соглашения с их участием должны вырабатываться без учета норм налогового законодательства.

• Правовыми последствиями признания индивидуального предпринимателя банкротом являются: утрата им предпринимательского статуса, аннулирование лицензий на осуществление определенных видов деятельности (п. 1 ст. 216 Закона о банкротстве 2002 г.), а также прекращение определенного режима налогообложения и иных прав, которые мог иметь гражданин как субъект предпринимательской деятельности.

В этой связи встает вопрос о возможности заключения и исполнения в делах о банкротстве индивидуального предпринимателя мирового соглашения, принимая во внимание, что удовлетворение требований кредиторов на условиях мирового соглашения требует продолжения гражданином предпринимательской деятельности. Правомерно ли продолжение индивидуальным предпринимателем предпринимательской деятельности после утраты силы его госрегистрации в таком качестве?

Очевидно, что нет, поскольку гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юрлица лишь с момента госрегистрации в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст. 23 ГК РФ). При отсутствии госрегистрации и без лицензии осуществление предпринимательской деятельности будет уголовно наказуемым деянием (ст. 171 УК РФ). На этом основании можно утверждать, что исполнение мирового соглашения, утвержденного арбитражным судом после признания индивидуального предпринимателя банкротом и открытия конкурсного производства, невозможно.

Решение проблемы видится в том, что утрата статуса предпринимателя должна происходить не в момент открытия конкурсного производства, а после его завершения. Могут быть высказаны опасения, что, имея статус предпринимателя, лицо может злоупотребить таким положением и причинить убытки третьим лицам. Но, думается, действенным препятствием этому, наряду с другими правовыми средствами, являются нормы законодательства о несостоятельности, предусматривающие информационную открытость процедур банкротства.

Г. В. КОЛТАШЕВ,
заместитель начальника Правового управления ФСФО России:

— С принятием Закона о банкротстве 2002 г. среди специалистов распространенным стало утверждение о невозможности заключения мирового соглашения в деле о банкротстве. В качестве основного препятствия указывалась противоречивость положений самого Закона, а также отсутствие в законодательстве о налогах и сборах положений, определяющих порядок и условия заключения мирового соглашения в различных процедурах банкротства.

Вместе с тем первый год применения Закона о банкротстве 2002 г. показал возможность заключения мирового соглашения о делах о банкротстве, где ФСФО России как уполномоченный орган, представляющий требования по обязательным платежам и требования Российской Федерации по денежным обязательствам, участвовала в голосовании по вопросам заключения мирового соглашения.

В свете сказанного следует констатировать возможность заключения мирового соглашения в процедурах банкротства, в том числе при наличии задолженности по обязательным платежам. Однако нельзя обойти вниманием проблемы правового регулирования, возникающие в ходе применения этой процедуры.

Одна из основных проблем — отсутствие положений, определяющих порядок, сроки и условия заключения мирового соглашения в отношении обязательных платежей. Закон о банкротстве отсылает в этой части к законодательству о налогах и сборах, которое, в свою очередь, не содержат никаких требований к мировому соглашению в деле о банкротстве. Таким образом, в настоящий момент фактически допускается возможность заключения мирового соглашения, в том числе по обязательным платежам, в деле о банкротстве на неопределенный срок.

Вместе с тем ФСФО России при решении вопроса о заключении мирового соглашения руководствовалась исключительно «буквой закона», а именно: принимала решение о положительном голосовании по вопросу заключения мирового соглашения, только если мировое соглашение содержало условие о погашении обязательных платежей в соответствии с законодательством о налогах и сборах. Следует отметить, что последствием утверждения такого мирового соглашения является возможность предъявления налоговыми органами к взысканию всей суммы недоимки.

Практика применения Закона о банкротстве 2002 г. выявила еще одну проблему уже процедурного характера. Пункт 4 ст. 156 Закона позволяет арбитражному суду утвердить мировое соглашение при условии, что оно утверждено собранием кредиторов. Законом о банкротстве 2002 г. не установлен порядок обжалования определений об утверждении (отказе в утверждении) мирового соглашения.

Кроме того, на практике имеются случаи отказа арбитражных судов от выдачи исполнительных листов в связи с неисполнением мирового соглашения.

Представляется, что обозначенные проблемы могут быть решены только путем внесения изменений в законодательство. Распоряжением Правительства РФ от 13.01.2004 № 13-р «Об утверждении плана законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2004 год» уже предусмотрена подготовка соответствующих законопроектов.


Ю. В. ЛИТОВЦЕВА,
судья Арбитражного суда Калужской области:


— Статья 156 Закона о банкротстве 2002 г. допускает наличие в мировом соглашении положений об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов. Это новшество одновременно является и препятствием для использования процедуры мирового соглашения. Действующим налоговым законодательством предусмотрена отсрочка по уплате обязательных платежей не более чем на шесть месяцев. Практика заключения мировых соглашений в рамках Закона о банкротстве 1998 г. показывает, что минимальный срок отсрочки исполнения обязательств должника перед кредиторами составляет не менее одного года.

Достаточно сказать, что за период действия нового Закона в Арбитражный суд Калужской области поступило только одно заявление об утверждении мирового соглашения по делу о банкротстве, возбужденному до 03.12.2002. В удовлетворении заявления было отказано в связи с применением при заключении мирового соглашения положений Закона о банкротстве 1998 г. и нарушением п. 3 ст. 233 Закона о банкротстве 2002 г.

Следует отметить, что применение п. 3 ст. 233 Закона вызывает сложности при рассмотрении дел, возбужденных до 03.12.2002. Статья 233 обязывает применять положения нового Закона о банкротстве, касающиеся мирового соглашения, с момента завершения ранее введенной процедуры банкротства. Датой прекращения предыдущей процедуры является дата вынесения судом определения об утверждении мирового соглашения. Возникает вопрос: вправе ли суд требовать от лиц, участвующих в мировом соглашении, заключенном по делам, возбужденным до 03.12.2002, соблюдения требований Закона о банкротстве 2002 г., касающихся порядка заключения мирового соглашения (ст. 150—154)?

• Пунктом 3 ст. 158 предусмотрена необходимость приложения к заявлению об утверждении мирового соглашения списка всех известных конкурсных кредиторов, не заявивших свои требования к должнику. Одним из оснований для отказа в утверждении мирового соглашения служит нарушение прав третьих лиц. Можно ли считать нарушением прав таких конкурсных кредиторов отчуждение в рамках мирового соглашения большей части имущества должника, если объем требований неустановленных судом кредиторов является существенным? И насколько корректно называть кредиторов, не заявивших свои требования к должнику, конкурсными, учитывая судебный порядок установления требований?

• Большие сложности возникают вследствие противоречивости самого института мирового соглашения в рамках дела о банкротстве. Статья 2 действующего Закона относит мировое соглашение к процедурам банкротства. В то же время п. 2 ст. 160 говорит о применении к мировому соглашению норм о ничтожности сделок. Учитывая, что ст. 156 Закона допускает наличие в мировом соглашении условий различных видов сделок и некоторые сделки считаются заключенными с момента их госрегистрации, утверждение таких мировых соглашений до их регистрации было бы незаконным.

Возникают сомнения по поводу возможности обжалования решения собрания кредиторов, на котором рассматривался вопрос о заключении мирового соглашения, после его утверждения арбитражным судом. Обжалование решений собрания кредиторов осуществляется в рамках дела о банкротстве согласно п. 4 ст. 15 Закона. Но процедура мирового соглашения к указанному моменту, как и производство по делу в целом, прекращена.

Представляется, что до устранения противоречий между вышеуказанными нормами и до внесения изменений в иные законодательные акты, в первую очередь в налоговое законодательство, институт мирового соглашения окажется практически неприменимым.


В. В. ПЕТРОВА,
помощник судьи Высшего Арбитражного Суда РФ, кандидат юридических наук, доцент:


— В ходе применения положений АПК РФ 2002 г. и Закона о банкротсве 2002 г. выявилась неясность в вопросе обжалования определения об утверждении мирового соглашения, заключенного в рамках дела о банкротстве.

Согласно ст. 162 Закона определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано в порядке, установленном АПК РФ1. Толкование данной нормы было неоднозначным: то ли указанное определение обжалуется в порядке, предусмотренном ч. 8 ст. 141 АПК РФ (в течение месяца со дня вынесения определения в арбитражный суд кассационной инстанции), то ли в порядке, установленном ч. 3 ст. 223 Кодекса (в течение десяти дней со дня вынесения определения в арбитражный суд апелляционной инстанции).

И после принятия Постановления Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» неясность в применении анализируемой нормы осталась.

Согласно п. 14 названного Постановления судебные акты, указанные в п. 1 ст. 52 Закона о банкротстве 2002 г., в том числе и определение об утверждении мирового соглашения, принимаются судом по результатам рассмотрения дел о банкротстве, т. е. этими судебными актами дела о банкротстве заканчиваются по существу. Причем к обжалованию таких судебных актов ч. 3 ст. 223 АПК РФ и ст. 61 Закона о банкротстве 2002 г. не применяются. Данные судебные акты пересматриваются по общим правилам раздела VI АПК РФ.

Однако раздел VI Кодекса включает в себя нормы по производству и в арбитражном суде апелляционной инстанции, и в арбитражном суде кассационной инстанции, и в порядке надзора. Именно поэтому при применении п. 1 ст. 162 Закона о банкротстве 2002 г. возникает вопрос: обжалуется ли определение об утверждении мирового соглашения в рамках дела о банкротстве в суд апелляционной инстанции?

В ч. 8 ст. 141 АПК РФ исключена возможность обжалования определения об утверждении мирового соглашения в апелляционную инстанцию, поскольку здесь имеет значение именно проверка законности указанного определения2. Кроме того, рассматриваемый порядок обжалования значительно сокращает время рассмотрения дела, способствуя тем самым процессуальной экономии.

Учитывая изложенное, полагаю, что определение об утверждении мирового соглашения, принятое в рамках дела о банкротстве, должно обжаловаться в порядке, предусмотренном ч. 8 ст. 141 АПК РФ.

Данное разъяснение следовало включить в разрабатываемый ВАС РФ проект постановления Пленума по вопросам применения Закона о банкротстве 2002 г. Помимо урегулирования обозначенной проблемы в проекте постановления не мешало бы разъяснить еще один вопрос — порядок обжалования определения об отказе в утверждении мирового соглашения (а именно — в общем порядке, предусмотренном ст. 188 АПК РФ).


Н. М. СЕРЕГИНА,
адвокат Адвокатской конторы № 23 «Бутырская» Коллегии адвокатов «Московская городская коллегия адвокатов»:


— В отличие от Федерального закона 08.01.98 № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», предусматривавшего пять оснований для отказа арбитражным судом в утверждении мирового соглашения (ст. 125), Закон о банкротстве 2002 г. дополнен новым, шестым основанием — «наличием иных предусмотренных гражданским законодательством оснований ничтожности сделок» (абз. 6 п. 2 ст. 160).

Следует согласиться с М. В. Телюкиной, что последнее основание «содержит явную неточность — речь, очевидно, идет об основаниях не ничтожности, а недействительности сделок, т. е. если сделка является оспоримой, это тоже может послужить основанием для отказа в утверждении мирового соглашения)»3. Представляется, что указанное исправление следовало внести в ст. 160 Закона или по крайней мере отразить предложенное М. В. Телюкиной толкование в разрабатываемом проекте постановления Пленума ВАС РФ по вопросам применения Закона о банкротстве 2002 г.

По мнению того же автора, еще об одном новом основании говорится в п. 5 ст. 158 Закона о банкротстве 2002 г.4 Однако такой вывод вряд ли правилен. Полагаю, здесь идет речь не о самостоятельном основании, а о «нарушении установленного настоящим Федеральным законом порядка заключения мирового соглашения» (абз. 2 п. 2 ст. 160).

Вместе с тем анализ п. 4 ст. 158 Закона позволяет выделить иное, не закрепленное в ст. 160 основание для отказа в утверждении мирового соглашения — неявку лиц, участвующих в деле о банкротстве, не извещенных надлежащим образом о дате рассмотрения заявления об утверждении мирового соглашения, так как оно не подпадает ни под одно из перечисленных в данной статье оснований:
1) неисполнение обязанности по погашению задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди (п. 1 ст. 158);
2) нарушение порядка заключения мирового соглашения (ст. 150—154, п. 5 ст. 158 и др.)5;
3) несоблюдение формы мирового соглашения (ст. 155, п. 3 ст. 158);
4) нарушение прав третьих лиц (ч. 3 ст. 150, п. 4 ст. 151, п. 4 ст. 152, п. 3 ст. 153, п. 3 ст. 154, ст. 157 и др.)6;
5) противоречие условий (содержания — прим. авт.) мирового соглашения законодательству (ст. 156 и другие нормы Закона о банкротстве, прочих нормативных правовых актов);
6) наличие иных оснований ничтожности сделок (§ 2 главы 9 подраздела 4 ГК РФ и некоторые другие нормы гражданского законодательства).

Учитывая, что п. 1 и 2 ст. 160 Закона о банкротстве 2002 г. сконструированы по принципу закрытого перечня, целесообразно предусмотреть указанное положение в качестве отдельного основания для отказа в утверждении мирового соглашения.

По смыслу Закона о банкротстве 2002 г. не может служить основанием для отказа в утверждении мирового соглашения отсутствие в мировом соглашении порядка распределения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности. Согласно абз. 2 п. 1 ст. 59 Закона мировым соглашением «может быть предусмотрен иной порядок распределения указанных расходов», отличный от общего порядка, закрепленного в абз. 1 п. 1 ст. 59, но ни в данной норме, ни в ст. 156 не закреплена обязанность включать распределение расходов в содержание мирового соглашения.

• Непоследовательно изложен в Законе о банкротстве 2002 г. вопрос о представлении в арбитражный суд заявления об утверждении мирового соглашения. С одной стороны, п. 2 ст. 158 Закона обязывает должника, внешнего или конкурсного управляющего представить такое заявление «не ранее чем через пять дней и не позднее чем через десять дней с даты заключения мирового соглашения», с другой — ст. 160 не предусматривает какого-либо основания, к которому возможно было бы отнести случаи несоблюдения временных критериев данной процедуры.

Полагаю, что порядок представления в арбитражный суд уже заключенного мирового соглашения следует отграничивать от порядка заключения самого мирового соглашения. В этой связи более оправдана следующая редакция абз. 2 п. 2 ст. 160 Закона — «нарушение установленного настоящим Федеральным законом порядка заключения мирового соглашения и представления заключенного мирового соглашения в арбитражный суд».

• Существенной новеллой Закона о банкротстве 2002 г. в регулировании мирового соглашения является общее положение об основаниях для отказа в утверждении мирового соглашения. Если в Законе о банкротстве 1998 г. содержалась формулировка о том, что «арбитражный суд вправе отказать в утверждении мирового соглашения в случаях…» (п. 2 ст. 125), то теперь законодательная конструкция приобрела иную форму — «основанием для отказа арбитражным судом в утверждении мирового соглашения является…» (абз. 1 п. 2 ст. 160 Закона).

Таким образом, можно говорить об изменении законодательного подхода в оценке оснований для отказа в утверждении мирового соглашения в сторону императивности и соответственно об исключении усмотрения суда при решении вопроса о необходимости отказа в утверждении мирового соглашения при наличии хотя бы одного из оснований, предусмотренных в ст. 160 Закона о банкротстве 2002 г.


Э. Ю. ОЛЕВИНСКИЙ,
президент саморегулируемой организации арбитражных управляющих Межрегионального центра экспертов и профессиональных управляющих:


— Законодатель проявил повышенное внимание к отдельным проблемам участников дела о банкротстве при применении процедуры мирового соглашения.

В частности, следует ожидать дальнейшего развития правовых норм в связи с одним из самых существенных изменений, касающихся мирового соглашения, — предоставлением права голоса кредиторам по обязательным платежам в бюджет. Данное нововведение сопровождается уравниванием их с конкурсными кредиторами в очередности удовлетворения требований.

Согласно п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.04.2003 № 4 при банкротстве должника подлежит применению очередность и особенности правового положения залоговых кредиторов, установленные Законом о банкротстве, а не ГК РФ. Возможность изменения сроков и порядка уплаты обязательных платежей прямо предусмотрена ст. 156 Закона о банкротстве 2002 г. Однако до внесения соответствующих поправок в налоговое и бюджетное законодательство условия мирового соглашения в части обязательных платежей в бюджеты различных уровней ограничиваются шестью месяцами отсрочки или рассрочки (ст. 64 НК РФ).

Если придерживаться точки зрения равенства условий мирового соглашения для всех кредиторов, удовлетворяемых в денежной форме, то подобные рамки практически сводят к нулю возможности этой реабилитационной процедуры. Такая точка зрения имеет место в связи с нормами нового Закона об очередности и порядке удовлетворения требований кредиторов одной очереди (ст. 63, 81, 84, 121, 122, 134 и п. 3 ст. 142 ) и оспоримости сделки должника, влекущей преимущественное удовлетворение отдельных кредиторов (ст. 103).

Автор придерживается другой точки зрения, согласно которой условия мирового соглашения для конкурсных кредиторов, удовлетворяемых в денежной форме, и для уполномоченных органов могут разниться при условии отсутствия возражений со стороны кредиторов, голосовавших против или не участвовавших в голосовании при принятии собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения.

Мировое соглашение — процедура банкротства, применяемая в целях прекращения производства по делу путем достижения соглашения между должником и кредиторами, что существенно отличается от целей, например, конкурсного производства, вводимого для соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Это подтверждается исключением нормы о недопустимости такого различия в условиях мирового соглашения, установленной ст. 127 Закона о банкротстве 1998 г.

• Другая новелла: неденежное удовлетворение требований кредиторов допускается теперь лишь с их индивидуального согласия. Поскольку участниками мирового соглашения могут быть кредиторы с различными интересами, то даже единое для всех неденежное удовлетворение может иметь совершенно различную субъективную ценность для каждого, чего не скажешь о деньгах. Значит, эту норму следует признать прогрессивной.

Нельзя считать данную норму стремлением законодателя к изменению порядка принятия решения о заключении мирового соглашения от голосования «по требованиям» к голосованию «по головам», когда каждый кредитор имеет равный голос независимо от размера требований. Предотвращать принуждение крупным кредитором мелких к мировой сделке следует другими, проверенными историей и мировой практикой способами — увеличением требуемого для принятия решения о заключении мирового соглашения количества голосов кредиторов. В дореволюционной России, например, такой порог составлял три четверти от всей суммы долгов
7.

• Новый Закон о банкротстве основывается на том, что мировое соглашение является сделкой. Следовательно, в тех случаях, когда мировое соглашение включает положения о крупных сделках либо сделках с заинтересованностью, оно нуждается в предварительном согласовании с органами управления должника. Однако Закон не требует предоставления суду при утверждении мирового соглашения документов, свидетельствующих о надлежащем согласовании сделки со стороны органов управления должника, например, баланс должника на последнюю отчетную дату, предшествующую заключению мирового соглашения.

Обнаружение ненадлежащего со стороны должника принятия решения о заключении мирового соглашения, которое в обычных условиях делает сделку оспоримой, после утверждения судом мирового соглашения оставляет заинтересованным лицам лишь возможность обжалования соответствующего определения.

Такая возможность является новеллой законодательства о банкротстве — определение об утверждении мирового соглашения может быть обжаловано лицами, не являющимися лицами, участвующими в деле о банкротстве, однако права и законные интересы которых нарушены или могут быть нарушены мировым соглашением (ст. 162 Закона о банкротстве, ст. 42 АПК РФ 2002 г.). Возможность признания мирового соглашения недействительным по новому Закону отсутствует.

• Теперь конкурсным кредиторам и уполномоченным органам предоставлено право самостоятельно проводить собрание кредиторов в том случае, если арбитражный управляющий уклоняется от исполнения своей обязанности по организации и проведению собрания. Кроме того, не требуется согласия временного и административного управляющего на заключение должником мирового соглашения.

• Заслуживает одобрения новелла, в силу которой арбитражный суд вправе утвердить мировое соглашение даже в том случае, когда представитель кредитора при подписании мирового соглашения превысил свои полномочия, если голосование такого представителя не повлияло на принятие решения о заключении мирового соглашения (п. 5 ст. 158 Закона).

Известные трудности представляет применение норм о мировом соглашении в делах о банкротстве, осуществляемых по Закону 1998 г. Однако поскольку мировое соглашение является процедурой банкротства, которая начинается с принятия собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения и заканчивается его утверждением судом, постольку ко всем этапам реализации названной процедуры надлежит применять новый Закон.

Следовательно, необходимо участие в голосовании по вопросу о заключении мирового соглашения уполномоченных органов, чтобы собранию была представлена информация о характере заинтересованности (в случае наличия таковой) в совершении данной сделки, чтобы было представлено соответствующее решение органов управления должника, соблюдены другие условия утверждения судом мирового соглашения, предусмотренные новым Законом (ст. 158).

Общая характеристика, которую можно дать изменениям в правовом регулировании процедуры мирового соглашения, — усовершенствовано, но фрагментарно.


О. П. ПЛЕШАНОВА,
магистр частного права:


— Порядок заключения мирового соглашения (публично-правовой аспект) Закон о банкротстве 2002 г. регулирует достаточно четко, тогда как судьба требований кредиторов с точки зрения гражданского права порождает ряд вопросов. Как показывает арбитражная практика, во многих случаях мировое соглашение предусматривает новацию обязательств
8. Новация влечет определенные правовые последствия. Согласно п. 3 ст. 414 ГК РФ новация по общему правилу прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальными.

В этой связи интересно дело по иску Центробанка к администрации Ивановской области, являвшейся поручителем по обязательствам АКБ «СБС-АГРО». Между АКБ «СБС-АГРО», ГК «АРКО», Центробанком и другими кредиторами в процессе реструктуризации было заключено мировое соглашение, предусмотревшее новацию обязательств. Тем не менее Центробанк попытался взыскать с поручителя задолженность в полном объеме. В иске было отказано на основании ст. 414 ГК РФ
9.

Другим правовым последствием является последующее ограничение прав кредиторов, предусмотренное ст. 167 Закона о банкротстве 2002 г. Так, в случае возбуждения против должника нового дела о банкротстве объем требований кредиторов, в отношении которых заключено мировое соглашение, определяется согласно мировому соглашению. А в случае если должник не исполняет мировое соглашение, то кредиторы вправе предъявить к нему требования в исковом порядке, но только в объеме, предусмотренном мировым соглашением. Пример тому — дело по иску Внешэкономбанка к ЗАО «Яхромский текстиль», рассмотренное Арбитражным судом Московской области
10.

Между тем новация, отступное и другие способы прекращения обязательств с точки зрения ГК РФ предполагают заключение специального соглашения между должником и кредитором. Подобных двусторонних соглашений Закон о банкротстве не допускает — это поставило бы одних кредиторов в привилегированное положение перед другими, нарушив базовый принцип процесса банкротства.

Разрешить противоречие призвана норма абз. 2 п. 1 ст. 156 Закона о банкротстве, требующая при определении способа прекращения обязательства согласия отдельного кредитора и (или) уполномоченного органа. Однако эта норма носит декларативный характер. Во-первых, при решении вопроса должны учитываться права остальных кредиторов. Во-вторых, решение о заключении мирового соглашения все равно принимается большинством голосов от общего числа голосов кредиторов и уполномоченных органов в соответствии с реестром требований кредиторов (абз. 1 п. 2 ст. 150 Закона), а значит, согласие или отсутствие согласия отдельного кредитора может не иметь никакого значения.

Исключение составляют залоговые кредиторы. Закон о банкротстве 2002 г. установил, что за принятие решения о заключении мирового соглашения должны проголосовать все залоговые кредиторы — только тогда решение считается принятым (абз. 1 п. 2 ст. 150). В этом отношении залоговые кредиторы получают бесспорное преимущество, объясняемое их правовым статусом: требования залоговых кредиторов удовлетворяются из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами должника (п. 4 ст. 134, ст. 138 Закона о банкротстве). Вдобавок при заключении мирового соглашения необходимо погасить задолженность по требованиям кредиторов первой и второй очереди (п. 1 ст. 158), и залоговые кредиторы остаются вне конкуренции. Правовая судьба залога остается при этом неясной.

Закон о банкротстве 2002 г. предусмотрел только одно специальное правило: залог имущества должника, обеспечивающий исполнение требований кредиторов, сохраняется, если иное не предусмотрено мировым соглашением (абз. 2 п. 3 ст. 156). Залог, однако, останется неизменным, лишь когда мировое соглашение сохранит предмет и способ исполнения обязательства, обеспеченного залогом
11. Подобное достижимо в двух случаях: либо должник способен удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, но тогда нет оснований для процедуры банкротства, либо мировое соглашение нарушит права кредиторов, чьи требования не обеспечены залогом.

Закон о банкротстве 2002 г. однозначно не определяет, законно ли мировое соглашение, предусматривающее удовлетворение требований залоговых кредиторов в обход всех остальных. С одной стороны, такое соглашение противоречит требованию не нарушать права иных кредиторов, в том числе голосовавших против его заключения (ст. 156). С другой — в процессе конкурсного производства требования залоговых кредиторов удовлетворяются в преимущественном порядке, ограничивая тем самым права других кредиторов.

Новация обязательства, обеспеченного залогом, заметно осложняет ситуацию. Здесь сталкиваются взаимоисключающие презумпции: согласно п. 3 ст. 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, а норма абз. 2 п. 3 ст. 156 Закона о банкротстве предусматривает сохранение залога. Специальная норма Закона о банкротстве 2002 г. имеет приоритет, позволяя, очевидно, сохранить обеспечение даже при новации обязательства, но это тоже влечет проблемы.

Залог основывается на принципе специальности, поэтому в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспеченного залогом (п. 1 ст. 339 ГК РФ, п. 1 ст. 9 Федерального закона от 16.07.98 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»). Если изменяется основное обязательство, то неизбежно потребуется вносить изменения в договор о залоге.

Изменить договор о залоге движимого имущества можно в простой письменной форме. Изменение договора об ипотеке потребует нотариального удостоверения и государственной регистрации. Закон о банкротстве эти вопросы не регулирует, а мирового соглашения здесь явно недостаточно. Без соглашения между залогодателем и залогодержателем, оформленного надлежащим образом, у регистратора отсутствуют основания для внесения записей в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП), а без таких записей будут нарушены принципы ипотеки и достоверность сведений ЕГРП.

Для реализации мирового соглашения во всех случаях потребуется прекращение залога. Если у должника есть деньги либо не обремененное залогом ликвидное имущество, то он может расплатиться с залогодержателем, и тогда залог прекратится. Прибегнуть к иным способам весьма затруднительно. Даже если участники мирового соглашения договорятся прекратить залог путем новации или предоставления отступного, то по нормам ГК РФ для этого потребуется соглашение залогодателя с залогодержателем. Отсутствие такого соглашения затруднит внесение записей в ЕГРП.

Главная проблема — обращение взыскания на предмет залога. Если речь идет о недвижимости, то общим, а в ряде случаев исключительным, является судебный порядок. Специального порядка обращения взыскания на предмет залога при реализации мирового соглашения не предусматривает ни Закон о банкротстве, ни тем более Закон об ипотеке.

Невозможность прекратить залог фактически влечет невозможность исполнения мирового соглашения. В результате мировое соглашение может быть расторгнуто (ст. 164—166 Закона о банкротстве 2002 г.), а производство по делу о банкротстве возобновлено. Размер неудовлетворенных требований кредиторов будет определяться по состоянию на дату утверждения мирового соглашения (п. 2 ст. 166), должен произойти возврат в прежнее состояние. В отношении залоговых кредиторов возврат реален в случае, если их требования не претерпели изменений, а залог сохранился. При новации ситуация не ясна: восстановление как прекращенного, так и претерпевшего изменения залога снова потребует заключения (изменения) договора о залоге с соблюдением надлежащей формы.

Несогласованность публично-правовых норм Закона о банкротстве 2002 г. с положениями гражданского права ведет к тому, что исполнить мировое соглашение, заключенное с участием залоговых кредиторов, в большинстве случаев окажется невозможно. Последствие — возобновление производства по делу о банкротстве. Учитывая это, залоговые кредиторы тоже будут вести себя осторожно, ориентируясь не на прекращение залога, а на его сохранение. В подобной ситуации мировое соглашение теряет смысл.


Б. А. БАЛАНДИН,
председатель Арбитражного суда Нижегородской области;
В. В. ГУЩЕВ,
председатель судебного состава Арбитражного суда Нижегородской области:


— В 2003 г. Арбитражным судом Нижегородской области было заключено восемь мировых соглашений по делам о несостоятельности (банкротстве). При их утверждении суд руководствовался Законом о банкротстве 2002 г., поскольку его п. 3 ст. 233 установлено, что процедура банкротства — мировое соглашение вводится по правилам данного Федерального закона независимо от даты принятия дела к производству. Как известно, Закон о банкротстве 2002 г. вступил в силу 03.12.2002.

Следует отметить, что Закон о банкротстве 2002 г. ввел ряд новелл в институт мирового соглашения, например участие уполномоченного органа в голосовании при принятии собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения, начисление процентов на непогашенную часть требований кредиторов и другие. В ходе применения положений нового Закона суд столкнулся с взаимоисключающими мнениями по вопросу соответствия условий мирового соглашения и процедуры его заключения требованиям действующего законодательства.

По Закону о банкротстве 1998 г. условия мирового соглашения не распространялись на требования по обязательным платежам в бюджет. Новый Закон предусмотрел, что мировое соглашение может содержать положения об изменении сроков и порядка уплаты обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов, при этом условия не должны противоречить требованиям законодательства о налогах и сборах.

Так, по условиям мирового соглашения, заключенного между ОАО «Сибур-Нефтехим» и кредиторами, задолженность по обязательным платежам, включенным в реестр требований кредиторов, должна быть погашена в течение одного месяца с момента утверждения мирового соглашения Арбитражным судом Нижегородской области.

Ряд кредиторов, голосовавших против заключения мирового соглашения, представили в суд возражения, где указали, что Налоговым кодексом РФ не предусмотрена возможность изменения сроков уплаты налога, иначе как на основании решения уполномоченного органа. По их мнению, условия мирового соглашения в части сроков погашения обязательных платежей противоречат ст. 64 и 65 НК РФ.

Суд отклонил вышеизложенные доводы, указав, что мировое соглашение заключено на условиях и в порядке, предусмотренных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г., который принят позднее, чем НК РФ. Кассационная инстанция ФАС Волго-Вятского округа данный вывод поддержала, отметив, что погашение задолженности по обязательным платежам в течение одного месяца соответствует ст. 64 НК РФ.

Две судебные инстанции пришли к выводу, что мировым соглашением была предоставлена отсрочка исполнения обязанности по уплате налога, предусмотренная ст. 64 НК РФ. Между тем данная позиция не бесспорна.

Глава 9 НК РФ регулирует изменение срока уплаты налогов, сборов и пени. Под изменением срока понимается перенос установленного срока уплаты на более поздний срок без изменения существующей и создания новой обязанности по уплате налога. Изменение срока осуществляется в том числе в форме отсрочки, рассрочки (ст. 61). То есть изменяется срок добровольного исполнения обязательств по уплате налога должником, по истечении которого могут быть применены меры принудительного взыскания задолженности. При этом срок предоставления отсрочки или рассрочки ограничен шестью месяцами от установленного срока уплаты налога.

Иное положение у должника, находящегося в процедуре банкротства. Закон о банкротстве 2002 г. запрещает индивидуальное удовлетворение требований кредитора и приостанавливает исполнение исполнительных документов. Фактически должник уже имеет установленную законом отсрочку исполнения обязательств, не предусмотренную НК РФ, в отношении обязательных платежей, срок исполнения которых наступил до принятия заявления о признании должника банкротом (ст. 5 и 137). Данная отсрочка выражается в приостановлении общих процедур взыскания задолженности налоговыми органами.

К мировому соглашению как процедуре банкротства применимы нормы и правила, предусмотренные Законом о банкротстве 2002 г. Последствия неисполнения мирового соглашения, заключенного между должником и кредиторами, определены в ст. 167, а именно: кредиторы вправе предъявить свои требования в размере, предусмотренном мировым соглашением, в общем порядке. Указанная норма распространяется и на требования по обязательным платежам. Из анализа приведенных норм можно сделать вывод, что мировое соглашение в банкротстве представляет собой иное, предусмотренное законом основание по предоставлению должнику отсрочки или рассрочки в погашении налоговых платежей. По своей природе данная отсрочка или рассрочка более близка к приостановлению взыскания в рамках процедуры банкротства на условиях, предусмотренных мировым соглашением.

Нормы главы 9 НК РФ не должны распространяться на правоотношения, регулируемые законодательством о банкротстве. Во-первых, Кодексом ограничен круг лиц, имеющих право принимать решение о предоставлении отсрочки (рассрочки). Это, как правило, получатели соответствующей части налоговых перечислений. Решение о предоставлении отсрочки (рассрочки) в мировом соглашении принимается собранием кредиторов. Во-вторых, срок предоставления отсрочки (рассрочки) по НК РФ определен в пределах от одного до шести месяцев от установленного срока уплаты налога. Сроки проведения процедур банкротства превышают шесть месяцев, на которые НК РФ разрешает предоставлять отсрочку или рассрочку по уплате налогов.
Таким образом, установленный ст. 64 НК РФ срок предоставления отсрочки (рассрочки) уплаты налога не применим к условиям заключения мирового соглашения.

Мировое соглашение по своим правовым последствиям является новацией обязательств должника перед кредиторами, поскольку последние вправе предъявить свои требования в размере, предусмотренном мировым соглашением, в общем порядке. Данное утверждение справедливо в отношении конкурсных кредиторов. Происходит ли новация в отношении обязательных платежей?

Наверное, нет. Основания для исполнения обязательств не меняются. Мировым соглашением должнику предоставляется отсрочка (рассрочка) по погашению задолженности по обязательным платежам. Однако это не изменение сроков уплаты налога, поскольку последние уже наступили и, как следствие, требования внесены в реестр кредиторов, а приостановление на определенный срок прав налоговых органов на принудительное взыскание задолженности. Это характерно для стадии исполнительного производства.

К сожалению, в Налоговый кодекс РФ до настоящего времени не внесены поправки, закрепляющие порядок изменения сроков уплаты налогов (обязательных платежей) при заключении мирового соглашения в деле о банкротстве. Поэтому затронутый вопрос остается неурегулированным.
Сам институт мирового соглашения при банкротстве специфичен и соединяет в себе публичную и гражданско-правовую природу. Как указал в Постановлении от 22.07.2002 № 14-П Конституционный Суд РФ, граждане, коммерческие организации и публично-правовые образования должны иметь равные возможности при заключении мирового соглашения, поскольку в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная и муниципальная формы собственности. Исходя из равных прав и возможностей, законодатель установил требования одинаковых условий для конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

Конкурсные кредиторы в 2003 г. голосовали за условия мирового соглашения, предусматривающие погашение задолженности по обязательным платежам в бюджет в срок не более шести месяцев с даты заключения мирового соглашения. Между тем погашение требований самих конкурсных кредиторов предусматривалось в более длительные сроки (пять дел в 2003 г.). Утверждая указанные условия мирового соглашения, суд исходил из единства воли конкурсных кредиторов, направленной на приоритет публичных интересов и на достижение цели восстановления платежеспособности должника.

• На непогашенную часть требований кредиторов, подлежащих погашению в соответствии с мировым соглашением, начисляются проценты с даты утверждения арбитражным судом мирового соглашения и до даты удовлетворения соответствующей части требований кредиторов в размере ставки рефинансирования, установленной Центральным банком РФ. С согласия кредитора мировым соглашением может быть установлен меньший размер процентной ставки. Однако Закон не предусмотрел, каким образом в мировом соглашении отражается такое согласие кредитора.

Собрание кредиторов ОАО «Сибур-Нефтехим» большинством голосов утвердило условия мирового соглашения об уменьшении ставки процентов, начисляемых на непогашенные требования кредиторов до 0,5 ставки рефинансирования ЦБ РФ. Компания «Лидинг», голосовавшая против заключения мирового соглашения, в возражениях указала на нарушение ее прав при заключении мирового соглашения. По ее мнению, собрание кредиторов не вправе было без согласия каждого кредитора принимать решение об уменьшении размера процентной ставки.

Изучив условия мирового соглашения и проверив доводы компании, суд не нашел доказательств ущемления ее интересов. Действительно, большинство кредиторов по численности и количеству голосов высказалось за уменьшение размера процентной ставки до 0,5. Однако из протокола собрания и приложения к мировому соглашению следовало, что меньший размер процентной ставки распространяется лишь на конкурсных кредиторов, проголосовавших за данное решение. В отношении кредиторов, не участвовавших в голосовании или голосовавших против, применяется размер ставки, установленный Законом.

Законодатель в данном случае предоставил кредиторам, оставшимся в меньшинстве, гарантию компенсации потерь, связанных с условиями мирового соглашения. Но для должника, имеющего большое количество кредиторов, выполнение условий о получении согласия каждого кредитора на уменьшение размера процентной ставки вряд ли оправданно, поскольку ведет к усложнению процедуры оформления условий.

Как указал в Постановлении от 22.07.2002 № 14-П Конституционный Суд РФ, в отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, а следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства принципам. Представляется, что отход от принципа принуждения меньшинства кредиторов большинством влечет за собой усложнение процедуры заключения мирового соглашения и, как следствие, ее меньшую доступность для реализации.

• Утверждая мировое соглашение, суды должны принимать во внимание, в каких целях заключается мировое соглашение: направлено оно, как это определил законодатель, на восстановление платежеспособности организации либо используется, например, для обеспечения неоправданных преимуществ определенной группе кредиторов или владельцам организации, т. е. применяется не в соответствии с назначением института реструктуризации. При этом суд в силу ст. 10 ГК РФ может отказать лицу в защите принадлежащих ему прав, если лицо осуществляет эти права исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Конституционный Суд РФ указывает на необходимость выяснения действительной воли кредиторов при заключении мирового соглашения.

При утверждении мирового соглашения в отношении ОАО «Сибур-Нефтехим» Арбитражный суд Нижегородской области исследовал данный вопрос. Представитель должника представил кредиторам и в суд экономическое обоснование двухгодичной отсрочки исполнения обязательств перед конкурсными кредиторами. Указал, что в этот период финансовые средства будут направлены на реализацию двух утвержденных инвестиционных проектов, что способствует восстановлению платежеспособности должника. В дальнейшем средства от реализации проектов позволят рассчитаться с кредиторами.

Однако представление в суд экономического обоснования условий заключения мирового соглашения, к сожалению, скорее исключение, чем правило. В большинстве случаев у должника нет денежных средств, а у арбитражных управляющих — опыта и знаний для представления в суд подобного экономического обоснования. Между тем наличие такого документа позволило бы уменьшить количество заявлений и жалоб на неисполнение должником условий мирового соглашения. Кредиторы при принятии решения об утверждении мирового соглашения, а суд при его утверждении имели бы больше информации о целях мирового соглашения.

Практика применения Закона о банкротстве 2002 г. позволит внести предложения по его совершенствованию.

Заочный круглый стол организовала и провела Екатерина Евгеньевна ЕНЬКОВА,
шеф-редактор журнала «Арбитражная практика», кандидат юридических наук


1 Подробнее см.: Зайцева В. В. Обжалование определений по делам о банкротстве // эж-Юрист. 2003. № 5.
2 См.: Комментарий к АПК РФ /Под ред. В. Ф. Яковлева и М. К Юкова. М., 2003. С. 416.
3 Телюкина М. В. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» // КонсультантПлюс: Комментарии законодательства (см. комментарий к ст. 160).
4 Там же.
5 См., например, постановление ФАС Московского округа от 10.06.2003 № КА-А40/3552-03 // КонсультантАрбитраж: Московский округ.
6 См., например, постановление ФАС Московского округа от 20.05.2003 № КА-А40/3044-03 // КонсультантАрбитраж: Московский округ.
7 Васьковский Е. В. Гражданский процесс: Учебник. М.: Изд. «Бр. Башмаковых», 1917. С. 413.
8 Например, постановление ФАС Московского округа от 08.08.2002 № КГ-А41/5086-02.
9 Постановление ФАС Московского округа от 17.08.2001 № КГ-А40/4298-01.
10 Постановление ФАС Московского округа от 27.06.2002 № КГ-А41/4062-02.
11 Мировые соглашения, не изменившие предмет обязательства и способ его исполнения, не предусмотревшие новацию и т. д., в практике встречаются (например, постановление ФАС Московского округа от 18.04.2001 № КГ-А40/1651-01), но весьма редко.


Статья получена: Клерк.Ру
загрузка...

 

 

Наверх


Постоянная ссылка на статью "Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве":


Рассказать другу

Оценка: 4.0 (голосов: 16)

Ваша оценка:

Ваш комментарий

Имя:
Сообщение:
Защитный код: включите графику
 
 



Поиск по базе статей:





Темы статей






Новые статьи

Противовирусные препараты: за и против Добро пожаловать в Армению. Знакомство с Арменией Крыша из сэндвич панелей для индивидуального строительства Возможно ли отменить договор купли-продажи квартиры, если он был уже подписан Как выбрать блеск для губ Чего боятся мужчины Как побороть страх перед неизвестностью Газон на участке своими руками Как правильно стирать шторы Как просто бросить курить

Вместе с этой статьей обычно читают:

Мировое соглашение

Материалы подготовлены группой консультантов-методологов «BKR-Интерком-Аудит» тел/факс (095) 937-3451 / Мировое соглашение это процедура банкротства, которая применяется на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве для прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами. На любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должник, его конкурсные кредиторы и уполномоченные органы вправе заключить мировое со ...

» Юриспруденция и Право - 2424 - читать


Аудитору грозит заключение. Дело «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» может перерасти в уголовное

Дело о банкротстве ЮКОСа обернулось иском к его аудитору. Налоговая инспекция обвинила « ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» в содействии уклонению ЮКОСа от уплаты налогов.

» Безопасность бизнеса - 2544 - читать


Что делать, если у сотрудника обнаружились проблемы в личной жизни

"Ведомости" / Анастасия Дагаева Даже у самого преданного делу сотрудника есть жизнь вне офиса. И в ней могут появиться трудности. Заставить человека оставить все личное за дверью невозможно, однако эксперты советуют напомнить “проблемному работнику” о границах дозволенного.

» Управление и менеджмент - 1879 - читать


Проблема больших денег . Что делать, если вы внезапно стали обладателем крупной суммы

"Ведомости" / Представьте себе, что вы неожиданно стали обладателем крупной суммы денег. Например, получили наследство или большую страховку, выиграли в лотерею или даже сорвали джек-пот. Или прогрессивный работодатель, увольняя вас, выплатил вам солидное выходное пособие.

» Управление и менеджмент - 2803 - читать


Противостояние команды Гарвардского университета - Дж.Сороса и российских инвесторов в деле о банкротстве Сиданко

Драка по поводу сибирского банкротства между российскими и западными инвесторами, в том числе Дж. Сороса и Гарвардского университета, переместилась в нью-йоркский суд, вызвав раздражение вашингтонских законодателей. Противостояние связано с банкротством АО Сиданко, одной из крупнейших российских нефтяных компаний, в которой Harvard University Endowment и некоторые инвестиционные фонды, контролируемые г.

» Управление и менеджмент - 1614 - читать



Статья на тему Бизнес и финансы » Юриспруденция и Право » Проблемы заключения мирового соглашения по делам о банкротстве

Все статьи | Разделы | Поиск | Добавить статью | Контакты

© RusAdvice.Org, 2006-2014, при копировании материалов, прямая индексируемая ссылка на сайт обязательна.

Энциклопедия RusAdvice.Org